Наследие без крыши. В Краснодаре чуть не снесли уникальный дом с фресками

В Крaснoдaрe вoлoнтёры oстaнoвили снoс дoрeвoлюциoннoгo здaния с уникaльными интeрьeрaми; пo бумaгaм oн прoxoдил кaк руxлядь. Сeйчaс дoм взяли пoд зaщиту гoсудaрствa, нo eгo сoxрaннoсть пo-прeжнeму пoд вoпрoсoм.

Прeдпoлoжитeльнo, сии рoсписи выпoлнeны итaльянскими мaстeрaми. © /

Фoтo: Xeльгa Шoшинa

/ Изо личнoгo aрxивa

Этот неприметный с виду красновато-коричневый дом дореволюционной постройки в центре Краснодара попал по-под снос в рамках программы по переселению с ветхого и аварийного жилья. Его обитатели съехали, и в Водан прекрасный день на пороге появились сотрудники подрядной организации, коей власти города доверили демонтаж здания. До технологии для главного удара по «приговорённому» дому надо оставить голые стены, поэтому сначала рабочий класс стали разбирать крышу, выносить двери и оконные глаза. 

Рабочие разбирают крышу. Фото: Изо личного архива/ Хельга Шошина

Только возьми этом этапе внутрь смогли заглянуть общественники, ратующие за хранение исторического облика Краснодара. Они-то и заприметили, что под видом рухляди сносится шатёр с уникальными историческими интерьерами, которым могут сглотнуть слюнки некоторые музеи. Здание украшено оригинальными лепными фризами, изразцовыми печами, но тем более специалистов поразили росписи потолков. Вполне вполне вероятно, что росписи также «откроются» сверху стенах под поздними обоями и штукатуркой.

Балаган по улице Коммунаров в Краснодаре, который маленько не снесли. Фото: Из личного архива/ Хельга Шошина

«Сии масляные и альфрейные росписи выполнены на слишком высоком художественном уровне, письмо очень тонкое, — произносит известный на Кубани историк, эксперт государственной историко-культурной экспертизы Витаха Бондарь. — Объектов с такими уникальными интерьерами у нас в городе единицы. Есть конъектура, что росписи сделала группа итальянских художников, коие путешествовали по югу России в 1906-1907 годах. Они устраивали выставки своих произведений и враз выполняли заказы состоятельных людей. Но, пусть даже если это были не итальянские художники, шатёр всё равно должен быть сохранён. Разваливание этих росписей — просто преступление точно по отношению к культурному наследию. Когда речь ладно о таких вещах, торг по поводу земли и денег безусловно неуместен».

Раритет или рухлядь? Финансы частников спасут памятники от разрушений

Но сие уже потом обо всём узнали историки и искусствоведы. Порой шёл процесс уничтожения дома по адресу Коммунаров, 108, разряд его ценности понимали только волонтёры. Дабы остановить снос, им пришлось срочно колотить тревогу всеми способами.

«„Вас вообще себе представляете, какой объект подавляете своими руками?“ — вспоминает личный разговор с демонтировавшими дом рабочими волонтёр Хельга Шошина. — Они произнесли: „Да, мы видим, как прекрасно, мы уже здесь пофотографировались“. Перемычка, ну а что мы сделаем, такая производительность. Нам оставалось только обращаться в СМИ и присматривать концы, начальников. Шумиха помогла достучаться вверх, и появилось предписание о приостановке сноса, но не оттого, что дом сразу признали ценным. Элементарно оказалось, что он стоит по соседству с памятником, у которого есть охранная пояс двести метров. Это обстоятельство почему-ведь не учли при разработке плана демонтажа, но оно несомненно помогло его остановить«. 

Фото: С личного архива/ Хельга Шошина

Ещё черезо несколько дней дом всё-таки подключили в список вновь выявленных объектов культурного наследия, тем самым «зацементировав» запрещение на его снос. Чиновники краевой администрации отчитались о часть, что будет назначена историко-культурная рецензия. 

Но даже после этой победы дилемма защиты дома остался на плечах волонтеров. Абляция остановили, когда здание осталось без крыши, уникальные интерьеры в всякий момент мог испортить дождь.

Дважды застрахованный

Решение включить дом в список объектов культурного наследия приняли в пятницу, а бери выходных волонтёры снова спасали его интерьеры. В субботу они чрезвычайно наняли бригаду кровельщиков для сооружения временного укрытия с плёнки. Натягивать её своими силами не рискнули изо-за риска падения с высоты, поэтому за работу и материалы довелось выложить 85 тысяч рублей. Эту сумму заплатила активистка движения «Помоги городу» Екатерина Сапьян. По причине быстрой оплате в воскресенье утром кровельщики приступили к работе и успели однако сделать перед самым приходом непогоды.

Нанятые волонтёрами кровельщики совершают временное укрытие из плёнки. Фото: Изо личного архива/ Хельга Шошина

«Чуть они закончили натягивать плёнку и вышли со двора, что полил тропический ливень, — продолжает Хельга Шошина. — Известность богу, что у нашего волонтёра были собственные деньги. Уже после сооружения временной кровли наша сестра объявили сбор средств, чтобы вернуть ей хлеб. Откликнулось несколько десятков человек, и мы приблизительно за неделю собрали нужную сумму».

Проделка добровольцев оценили не все. Некоторые комментаторы в соцсетях выражали личный скепсис по поводу затеи со спасением в домашних условиях и даже откровенно насмехались: «Если вы делать нечего, то приходите и поклейте ми дома обои». Но большинство горожан поддержали волонтёров и возмутились тем, отчего такой объект чуть не уничтожили. Тем больше что он вовсе не дышал нате ладан, а находился в сносном состоянии для собственного более чем столетнего возраста.

Лепные фризы получай потолке. Фото: Из личного архива/ Хельга Шошина

«Потрясающе, но в первую очередь расселять начали не самые аварийные постройки, — считает Хельга Шошина. — К примеру, во дворе есть жилое саманное здание со сквозными дырами, вслед за этим уже деревья растут из подвала. Но отчего-то понадобилось убрать именно этот красновато-коричневый домик. А там не скрипит ни одна половица. Всюду были родные рабочие дубовые двери, коие сняли и увезли в неизвестном направлении. На дверях и сверху окнах стояли ручки со времён постройки на дому. Жившие в этом доме люди говорили, отчего у них там была только одна проблемная шалаш, в которой при дожде подтекала крыша».

Некоторое количество месяцев назад в Краснодаре приняли документ об охране ценных объектов исторического поселения города. Некто накладывает ограничения на манипуляции с сотнями зданий, в первую череда — на их снос. И у многих возник вопросец: почему дом с фресками не включили в список ценных?

Снаружи дом выглядит ординарно. Позитив: Из личного архива/ Хельга Шошина

«Нас старались упрекать в том, что мы не заприметили его в ходе натурного обследования, — произносит Виталий Бондарь, который участвовал в этой работе. — Но тут наша совесть чиста, ведь понятие исторического поселения не имеет прямого взаимоотношения к интерьерам зданий. А внешние характеристики этого на родине достаточно ординарные и не придают ему свойств объекта культурного наследия. Но мне почему-то, почему на ценные росписи не обратили интереса члены комиссии, которая признавала строение ветхим. В соответствии с идее они должны были побывать в глубине, если их решение не было формальным. В таком случае они или проигнорировали увиденное, потому что нужно было срубить дом, либо они настолько непрофессиональны, чисто не могут отличить ценный интерьер через ординарного».

«Хотя бы не разрушайте»

Не обращая внимания на всё сделанное, угроза для в домашних условиях не миновала. Историко-культурную экспертизу здания обещают отчертить только в следующем году, что может бытийствовать связано с отсутствием денег на это в нынешнем бюджете. А о восстановлении объекта за бюрократический счёт пока вообще нет речи. Но впереди зима, напор которой натянутая плёнка может не скрепиться. Нужна более надёжная защита. 

До словам Хельги Шошиной, волонтёры готовы направляться в крупную кровельную фирму и выпрашивать там самый недорогой профнастил для укрытия дома. При необходимости разрешено привлечь средства фондов, поддерживающих проекты ровно по сохранению культурного наследия. Но теперь цыпки волонтёрам парадоксально связывает результат их же усилий.

Вещество потолочной росписи. Фото: Из личного архива/ Хельга Шошина

«Эдак как дом признан вновь выявленным объектом культурного наследия и располагаться под охраной государства, сейчас я не могу встать на путь туда просто так и начать какие-в таком случае работы, — объясняет Хельга Шошина. — Пользу кого этого мне нужно официальное разрешение ото собственника, от муниципалитета. Если бы нам дали благодеяние, мы бы и сэкономили бюджетные средства, и прикрыли крышу. Практика других российских регионов демонстрирует, что трёхстороннее сотрудничество города, управления охраны и общественников ловко привести к выгодным для всех системным решениям».

Есть и отдельные люди проблемы. Когда снос дома остановили, видеовход в него заколотили, но после этого кто именно-то уже пару раз проделывал дыру в дверном проёме и проникал вовнутрь. Пару недель назад там был маленький пожар, к счастью, не затронувший артефактов. Но некто очень взбудоражил людей, живущих рядом. Они и кроме того недовольны происходящим.

Как в мире охраняют своё культурное наследие?

«При случае мы после пожара пришли с инструментами заколачивать вынутый вход в дом, на нас напали жильцы двора, — рассказывает Хельга Шошина. — В последствии бессонной ночи и беготни с вёдрами им бы себя избавить, какое там наследие. Соседские дома с трёх сторон примыкают к дому с росписями. Есть и больше важная причина, по которой многие жильцы возмущаются. Они превратно думают, что если эти дома получат индигенат охраны и ничего нельзя будет сносить, в таком случае их никогда не переселят. Поэтому у них весьма негативное отношение к таким, как мы. Они будто: „Ничего нам тут не надобно сохранять, пусть разваливается и нам дадут квартиры“. Никто не разъясняет людям, что программа расселения и программа хранения архитектурного наследия — это совершенно различные истории, которые никак не связаны. Надо успокоить людей: сохранение домов не подействует на их судьбу».

Как и Витяна Бондарь, она считает важным не элементарно сохранить этот дом, но и вдохнуть в него жизнь. Откроют ли в нём сувенирные магазины, мастерские или же художественную галерею — лишь бы прислуга видели эту красоту. 

«Глобальная заколупка в том, что местные застройщики не хотят ничего оживить и реставрировать, — говорит Хельга Шошина. — Они хотят трендец снести и построить „свечки“. И у администрации нет системных решений после сохранению исторического поселения. Но при верном подходе эти кварталы могут зажить новой жизнью. Такие проекты поуже реализованы и приносят кучу денег во многих городах, идеже тоже есть исторические поселения: Нижний Новгород, Томск, Иркутск и прочие. В Краснодаре может быть то же самое. Нам надобно учиться работать с этими территориями, приглашать инвесторов и девелоперов изо других городов. Если пока ничего не итак, то переселяйте людей в современное жильё, а под своей смоковницей хотя бы законсервируйте, не разрушайте».

Но и элементарные люди могут внести весомый вклад в ремилитариза исторической среды Краснодара, как, например, сие делают активисты проекта «Том Сойер фест» в десятках городов России. Они договариваются с собственниками, влекут спонсоров и приводят в порядок фасады исторически ценных зданий. 

Теперь в краснодарском доме с фресками опять зияет дупло после очередного взлома. А ещё сносившая семья подрядная организация пытается оспорить решение о запрете сноса, так как на ней «висит» договор. Первое заседание суда по этому вопросу запланировано возьми начало августа.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *